«Я не протяну и двух месяцев»: рассказ бывшего главбуха «Седьмой студии» Серебренникова о своем деле, недуге и отце, который может умереть

30 мая, 20:33
105 345 16

Член Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) и журналист Дождя Когершын Сагиева во вторник, 30 мая, побывала в изоляторе временного содержания на Петровке, 38, где в настоящее время находится обвиненная в мошенничестве бывший бухгалтер «Седьмой студии» Нина Масляева. В каких условиях оказалась Масляева, а также почему она готова на все, чтобы ее отпустили домой, — в материале Дождя.

Фото: Владимир Астапкович / РИА Новости

Нина Масляева — бывший главный бухгалтер «Седьмой студии» режиссера Кирилла Серебренникова — сидит в двухместной камере-клетке, в которой пахнет мочой, на Петровке, 38.

На ней синий бархатный костюм со стразами, розовые теплые тапочки (дочери передали вещи). Пожилая женщина выглядит бледной, ее рыжие короткие волосы растрепаны, на глазах — слёзы. Нина повторяет: «Я не выдержу, не протяну двух месяцев, мне уже очень плохо».

Суд арестовал Масляеву до июля — женщину с диабетом второго типа, гипертонией и ишемической болезнью сердца. Скоро под конвоем ее увезут в СИЗО № 6, где камеры на 40 человек, катастрофически не хватает врачей и лекарств. Соседка рассказывает ей, как подготовить медицинские документы, чтобы родственники смогли передать собственные таблетки. Я обещаю поговорить с врачами в будущем, это ее немного успокаивает.

Нина Масляева с 2000 года работает в культуре, всегда бухгалтером. До сих пор она числится в театре у Никитских ворот. До этого была сотрудником театра Модерн.

«Я же не Кирилл Серебренников и не Юрий Итин (директор «Седьмой студии», отправлен под домашний арест — прим. ред.), этим все сказано, я простой человек, наемный работник, поэтому меня и кинули в тюрьму. Я готова на все, сотрудничать со следствием, лишь бы меня отпустили. У меня больной отец, ему 85 лет, сидит с медсестрой, а платить кто ей будет? Он же умрет, я об этом всё время думаю», — говорит Нина Масляева и начинает тяжело дышать.

Все эти доводы — о состоянии здоровья Масляевой и отца звучали и во время заседания, но судья все же отправил в СИЗО. «Одно могу сказать, я хочу выйти, я не молодой человек, чтобы здесь сидеть. Адвокат подал апелляцию, чтобы меня домой отправили, я молюсь, чтобы дома оказаться, чтобы прийти в себя. Я не буду исчезать. Помогу следствию», — подчеркивает она.

Чуть раньше Нина Масляева дала признательные показания, но позже поменяла адвоката и от своих же слов отказалась. Детали дела обсуждать не хочет, всего боится. Я пытаюсь ее успокоить. Она снова и снова говорит, что брошена и никому не нужна.

Нина Масляева — обычный бухгалтер, пожилая женщина, которую, может, и не бьют, как арестантов в соседних камерах (и они об этом прямо говорят), однако остаток жизни в тюрьме — это тяжелый кошмар, которого она попытается избежать. Следователи это прекрасно понимают.

Купить подписку
Показать комментарии (16)
Читайте и смотрите новости Дождя там, где вам удобно
Нажав кнопку «Получать рассылку», я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера