Голосование этой недели: визовый режим со Средней Азией

Заметки
26 июля
5 134
7

Проект «Дума мечты» продолжается. Десятки тысяч человек уже прошли наш большой тест на политические взгляды, составив таким образом идеальный парламент, каким он мог бы быть. И несмотря на то, что тест все еще доступен и вы можете его пройти, добавив свой голос к Думе мечты, мы перешли к следующему этапу нашего проекта: голосованиям.

Раз в неделю мы вместе с вами рассматриваем по одному законопроекту и голосуем за или против. Технология проста: в начале недели мы предлагаем один проект, затем обсуждаем его, взвешивая все достоинства и недостатки, а затем все желающие голосуют, указывая свою «фракцию» по политическим взглядам.

На первой неделе думского проекта мы предложили вам решить, стоит ли переложить уплату налогов с работодателей на физические лица для повышения гражданской ответственности, и большинство из вас, две трети, проголосовали за.

На этой неделе у нас новая тема, болезненная для нашего общества, - введение визового режима со странами Средней Азии, в прошлом союзных республик СССР, а именно: Киргизии, Узбекистана, Туркмении и Таджикистана.

С одной стороны сторонников такой меры часто обвиняют в национализме и даже ксенофобии. И действительно такие лозунги звучат на «Русских маршах», чьи участники убеждены в том, что пограничные барьеры остановят поток гастарбайтеров и, по их мнению, снизят уровень преступности в стране.

С другой стороны, открытые южные границы нашей страны порой беспокоят и людей либеральных и даже левых взглядов. Скажем, задолго до Крыма и санкций было известно из брюссельских кулуаров, что многолетние безуспешные попытки создать безвизовое пространство Россия-Европа разбивались во многом об эту проблему.

Вместе с тем рознятся голоса и противников такой меры. Одни рассуждают из сугубо гуманистических соображения, отмечая, что логика тут притянута за уши, а желание спрятаться за забором продиктовано в первую очередь этнической ненавистью и фобиями. Другие же вспоминают величие Советского Союза и считают, что, если мы отвернемся от наших бывших сателлитов, они уйдут к американцам или радикальным исламистам.

Мы попросили прокомментировать проект введения виз со Средней Азией нескольких известных политиков и экспертов:

 

Мария Баронова, кандидат в депутаты Государственной думы

Я в любом случае не могу поддерживать такой законопроект. Я считаю, что есть и так много механизмов, которые предотвращают попадание преступников на территорию России. Просто если бы эти механизмы работали, то всё было бы нормально. И эти механизмы должны работать. Не обязательно вводить дополнительные визовые ограничения.

Право любого человека на свободное передвижение по всему миру ­ это для меня одно из важнейших прав человека. Поэтому моё мнение по поводу таких законопроектов однозначное: я не могу в угоду каким-то временным политическим реалиям и временным политическим желаниям общественности призывать к ограничению передвижения каких-либо людей, которые не нарушали закон.

 

Ярослав Нилов, депутат Госдумы VI созыва, фракция ЛДПР

Если из определённых стран  приезжает большое количество нелегальных мигрантов, и наши органы ФМС  не справляются, нужно жёстко решать вопрос. Наша фракция это предлагала: вплоть до введения визового режима и прекращения движения поездов, самолётов, автобусов и так далее. Миграция должна быть только по запросу, под жёстким контролем. Бороться с нелегальной миграцией нужно по четырём направлениям. Контроль за перемещением, контроль за проживанием, контроль за трудоустройством и контроль за теми деньгами, которые перечисляются мигрантами.

 

Владимир Родин, Депутат Госдумы VI созыва, фракция КПРФ

Я поднимаю две руки за введение трудовых виз и квот на ввоз рабочей силы.  Сегодня они заезжают беспроблемно, но попадают в «хищнические лапы» предпринимателей, которые ничего кроме прибыли не видят и не хотят знать. Люди оказываются в положении  рабов и это, во-первых, унизительно, а во-вторых, создает социальную напряженность. Трудовые визы позволяют урегулировать этот процесс, поэтому, конечно, нужно ввести некие ограничения, которые определяли бы, имеет ли возможность человек где-то поселиться, есть ли у него источник дохода. Если он едет в Россию и предполагает зарабатывать здесь, то он должен сообщить, кто его приглашает на работу, и в каких условиях он будет находиться. Прежде всего эти трудовые визы нужно ввести из-за заботы о приезжающих.

 

Ольга Чудиновских, директор Центра миграционной политики НИУ ВШЭ, кандидат экономических наук

Я не вижу плюсов  в том, что мы будем брать деньги за оформление виз. Думать, что визы будут выполнять какую-то контролирующую функцию выполнять, это опасное заблуждение.  Сейчас в связи с экономическим кризисом снизился спрос на иностранную рабочую силу.  Но те страны, которые мы рассматриваем как доноров таких долгосрочных мигрантов, нам нужны в силу демографических причин. Если мы этих людей не пустим, они могут найти себе какие-то другие страны, которые их возьмут, поскольку дефицит в недорогой рабочей силе испытывают в разных странах. Или найдут себе занятия, которые нам могут не понравится. Всякие структуры близкие к ИГИЛ (организация признана в России террористической и запрещена), например, могут предложить другие формы заработка. Хотим ли мы этого? Мы этих людей не желаем видеть на своей территории или хотим сделать бизнес на оформлении виз, как уже сейчас это делается при оформлении документов на работу?

 

Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.