Довлатов-гейт. Как колонка Быкова вызвала литературный скандал

Новости
8 сентября 2015
26 885
26
Поделиться

3 сентября 1941 года родился Сергей Довлатов. Поэтому сентябрьский номер журнала «Русский пионер» полностью посвящен его творчеству. Три полосы там занимает статья Дмитрия Быкова, который расписался в своей нелюбви к довлатовским текстам. Колонка произвела взрывной эффект — фейсбук бурлит противоречивыми отзывами. Есть те, кто разделяет оценки Быкова, но несогласных явно большинство. Колонку с сайта РП почему-то удалили, почему — пока не ответили. Дозвониться в редакцию не удалось, поэтому пока мы кратко излагаем суть конфликта.

В скандальной статье Быков пишет, что относится к Довлатову «спокойно», «прохладно» — более ярких эмоций, по мнению автора, тот вызывать и не может. Однако «он (Довлатов) легитимизировал и наделил нешуточным самомнением целый класс людей», продолжает Быков — тот класс, представители которого, «заслышав критику в адрес своего кумира, немедленно набрасываются на критика с визгом».

Довлатов «утоляет потребность обывателя в высоком», и это нормально — уж лучше он или Эдуард Асадов, чем «Ласковый май», пишет колумнист. Но обывателю нужно напоминать, что «удовлетворение его потребностей не есть главная задача литературы», а байка — не высший жанр прозы.

«Это среднесоветская (почему и популярная именно в постсоветской России) хроника скуки и раздражения — двух главных довлатовских эмоций, — охватывающих обывательскую душу».

Довлатов «в своем поколении был из крепких середняков» и понимал это, а раздражение вызывает не сам писатель, а оголтелая армия его поклонников-обывателей, резюмирует Быков.

Реакция

«Сам Довлатов почти ни при чем», считает главред РП Андрей Колесников, Быков «наверняка все это сказал только для того, чтобы возникло желание перечитать и „Зону“, и „Заповедник“, и особенно „Иностранку“».

«Может, Дмитрий Быков этого и не хотел. А может, и хотел. В любом случае ответственность ляжет на читателя. Как всегда».

Слово «обыватель» из колонки Быкова принял на свой счет юрист Лев Симкин, заочно полемизирующий с писателем на «Снобе». «В меня и таких, как я, довлатовских почитателей, метит быковское перо. И даже не в нас одних. Ему так хочется „подлинных трагедий“, а обыкновенные люди почему-то избегают становиться их участниками», пишет он. По его мнению, «Довлатов сумел сказать что-то очень-очень важное, задев душевные струны сразу нескольких постсоветских поколений, и потому так ими ценится». А оценкам Быкова Симкин больше не верит.

«А почему вам всем не наплевать, что сказал Быков про Довлатова? Разве Довлатов тем простым и безраздельным удовольствием, которое он нам доставил ну хотя бы „Компромиссом“ и „Заповедником“ не заслужил, чтоб мы такого просто не замечали?», пишет в фейсбуке специальный корреспондент ИД «Коммерсантъ» Анна Наринская.

«В целом, ничего неожиданного — ДБ (которого я уважаю и люблю) всегда был, на мой взгляд, отличным публицистом, хорошим писателем („Оправдание“ и „Орфография“ — великие книжки) и критиком с чрезвычайно странным вкусом. Говоря о его нелюбви к Довлатову, стоит вспомнить любовь к, например, советским фантастам второго ряда — и успокоиться», — пишет в комментариях к посту Ксении Лариной журналист Ольга Шакина.

«Я люблю книги Довлатова, я их довольно часто перечитываю. Быков из-за этого считает меня быдлом? Да ради бога», — заявляет писатель Алекс Экслер.

Блогеры припомнили и прошлогоднее интервью Быкова «Эху Москвы», где он выражает отношение к Довлатову в еще более резких формулировках: «Довлатов – это Брайтон (Брайтон-Бич, район на юге нью-йоркского Бруклина, населенный преимущественно выходцами из бывшего СССР — Дождь), ничего не сделаешь. Я никогда не любил Довлатова. По мне это писатель довольно среднего вкуса. <…> Я недавно перечитал, братцы, и „Компромисс“ и „Филиал“, и „Заповедник“. Ну, это очень мелко. Даже на фоне Лимонова он очень мелкий писатель. Вот Лимонов — он создал определенный новый образ эмигранта, такого авантюриста, бродяги, сексуального террориста — да, тоже эмигрант нового типа. Я думаю, что если бы Набоков прочел, ему бы понравилось».

А музыковед и журналист Соломон Волков в связи с полемикой вокруг Довлатова вспомнил сатирическую поэму Василия Пушкина «Опасный сосед»: «Настоятельно рекомендую! Сразу поймёте, откуда ноги растут у поэта Дмитрия Львовича Быкова...»

Объясняться Быкову пришлось в ЖЖ. «Задача прозаика — не производить афоризмы и хохмы. Но людям, которым нравится Довлатов, объяснять это бесполезно. Задумайтесь лучше вот о чем: почему ругательный отзыв о Трифонове или даже о Стругацких не заденет их поклонников так глубоко. А фаны Довлатова ведут себя ровно так же, как фанаты Баскова. Ничего личного», — пишет он. Публицист Максим Соколов его поправляет: ругательный отзыв о Стругацких, по его мнению, вызвал бы куда более мощную реакцию, чем о Довлатове.

Писатель и поэт Юрий Жуковский в своем блоге на сайте литературного журнала «Новый мир» демонстрирует, пожалуй, самый спокойный взгляд на проблему. «От точности диагнозов, поставленных Быковым, отвязаться трудно <…> Да, у Довлатова нет ни мифа, ни сказки, ни праздника», — пишет Жуковский, но иронично добавляет, что реакция на статью Быкова оказалась такой бурной, что впору «рядом с котировками акций, прогнозом курса рубля и погоды давать таблицы и столбики, рейтинги величия писателей».

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.