ЖКХ и паника. Интервью с заместителем министра.

«У нас действительно изношен жилищный фонд, но...»
Новости
21:34, 25 января
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Заместитель министра строительства и ЖКХ Андрей Чибис рассказал корреспонденту Дождя Анне Хрупиной, как власти собираются делать сферу ЖКХ эффективной и безопасной, охотно ли в нее приходит бизнес и сколько уже заключено концессионных соглашений в России.

— Буквально шесть лет назад, в 2010 году Дмитрий Медведев заявил, что фонд ЖКХ изношен на 70-80%. Каждый год эта цифра растет еще на 1-3%. За последние шесть лет, с тех пор как он это сказал, ситуация изменилась? Если да, то в какую сторону?

— За счет тех мер, которые сегодня предприняты в части привлечения в отрасль частных инвестиций, мы в последние два года, думаю, что начали сдерживать процесс износа и запустили процесс модернизации коммунальной инфраструктуры. Сказать, что мы с вами можем в одночасье переложить все коммунальные сети, сделать их современными, невозможно. Чтобы был понятен объем или масштаб задачи: если все сети водоснабжения нашей страны выложить в один ряд, то расстояние или длина этих сетей будет в полтора раза больше, чем от Земли до Луны. Чтобы понятен был масштаб задачи. Это только водоснабжение. Я уже не говорю о сетях теплоснабжения, о насосных станциях, о котельных и так далее. То есть проблема серьезная, износ действительно достаточно высокий и сегодня. Это то жилищно-коммунальное хозяйство, которое нам с вами досталось, в том числе с теми накопленными проблемами, которые есть, но процесс инвестирования в отрасль, привлечения в отрасль частного капитала, осознание того, что жилищно-коммунальное хозяйство — это не черная дыра, как раньше предполагалось, как раньше всеми осуждалось, а это огромный сегмент российской экономики с четырехтриллионным годовым оборотом и с гарантированным внутренним спросом. Это осознание наступило и у бизнеса, и у банков, и у региональных властей, и процесс модернизации начат.

— Дело в том, что последние буквально несколько месяцев идет какая-то череда бытовых катастроф, я бы сказала, у нас рушатся балконы в центре Москвы, ломаются лифты, падают, обрушаются аварийные дома. Почему-то нам кажется, что грядет какая-то коммунальная катастрофа, что лучше не становится. Есть какие-то прогнозы? Действительно ли все так плохо? Или это просто совпадение?

— Давайте вернемся к цифрам. Вы правы, что набор резонансных случаев, он, к сожалению, есть каждый год, не исключение и наступивший новый год, последние несколько месяцев. Понятно, что аварии происходят, к сожалению, и трагические случаи есть. Но если брать те же самые лифты, то, например, в 2015 году количество смертельных случаев с авариями, связанными с лифтами — десять, а в 2014 году — 15, а в 2011 году — 17. Все равно, вне зависимости от статистики, каждый случай ужасен, и каждая гибель, связанная с упавшим балконом, отвалившимся куском штукатурки, проблемой лифта или проблемой обледенения на крыше — он не может оставаться без внимания. Безусловно, во-первых, и виновные лица должны понести наказание, но и главное, чтобы системные решения были приняты. Но, понимаете, считаю, что никаких оснований паниковать нет. У нас действительно изношенный жилищный фонд, изношенная инфраструктуры, но мы за последние годы приняли набор системных решений, направленных на то, чтобы и дома, и инфраструктура коммунальная, системы теплоснабжения, водоснабжения становились лучше, становились безопаснее, становилось выше качество оказываемых услуг. Мы этот тренд видим, если брать даже социологию 2015 года, которую раз в квартал проводила социологическая служба ВЦИОМ, то в течение всего 2015 года мы мониторили очень щепетильно те решения, которые принимают и реализовываются и какой эффект они дают. И вот в конце года было зафиксировано социологами, что только за 2015 год люди увидели достаточно ощутимое улучшение работы служб жилищно-коммунальных. Это исторически и психологически принято их во всех грехах обвинять. Но то, что ЖКХ стало работать лучше и эффективнее — это правда. Но превратить из неповоротливой отрасли, неэффективной, с проблемами, которые копились десятилетиями, из той отрасли, которая у нас с вами ассоциируется (ну, если в бытовом плане) с сантехником Афоней, в современную, высокотехнологичную, энергоэффективную, безопасную отрасль — для этого, конечно, необходимо время, и для этого важно не сворачивать с пути, который намечен. У нас есть четкий, понятный план действий, по этому плану действий приняты подавляющее большинство законодательных решений, и самое важное, что они уже начали работать. У нас передаются в концессию убитые, с долгами водоканалы. Есть города, где буквально два года назад люди воду по часам получали. Или исторически, с советских времен вода была желтая, с запахом. И с приходом частного инвестора эти проблемы решаются. Причем проблемы решаются за считанные месяцы, максимум — годы. И это принципиально важно. Мы приступили к наведению порядка в сфере управления жильем. Если раньше управляющая компания ничего не боялась — ни штрафов, ни жалоб людей, ничего, то теперь, после введения лицензирования, они боятся и гораздо трепетнее относятся к исполнению своих обязанностей. Это не значит, что вдруг чудо произошло и все управляющие компании стали другие. Мы, конечно, не допустили на рынок самых злостных нарушителей. Но мы создали механизм, когда дом забирается у недобросовестного участника рынка и передается тому участнику, кого выбрали собственники. Либо если собственники создают ТСЖ [товарищество собственников жилья — Дождь]. То есть процесс наведения порядка пошел, управляющие компании стали более клиентоориентированными. Ну, и третий момент: это проблема тех же лифтов и проблема той же штукатурки, которая, к сожалению, падает иногда на головы наших сограждан — это страшные вещи, но это потому, что у нас почти половина жилищного фонда требует ремонта. Но инопланетяне не прилетят и не сделают этот капитальный ремонт, если мы эту систему не запустим. И мы приняли болезненное в публичном смысле решение, что необходимо собирать взносы на капитальный ремонт, необходимо модернизировать наши дома. И сегодня у нас за неполных два года работы этих региональных систем капитального ремонта почти два десятка тысяч многоквартирных домов отремонтировано.

— Я все-таки вернусь к вопросу о концессионных соглашениях, о которых вы уже упоминали: на данный момент есть четкая цифра, сколько их заключено?  

— На данный момент работает более 500 концессий, даже в непростой в экономическом плане 2015 год было их заключено более 100. Один из таких ярких примеров успеха — это концессия Волгограда — города-миллионника, где протяженность самого города превышает 100 километров вдоль Волги с очень сложной системой и с очень высоким износом. Те, кто живет в Волгограде, подтвердят мои слова. В феврале 2015 года заключены концессионные соглашения уже в рамках его реализации только в этом году почти миллиард рублей инвесторам был проинвестирован.

— Так сколько их всего?

— Более 100 соглашений в 2015 году заключено, у нас значительно количество договоров аренды, которые есть в Российской Федерации, в рамках которых работают частные операторы, благодаря новому концессионному законодательству сейчас эти договоры аренды трансформируются в концессии. Есть такое решение правительства, поручение губернаторам и рекомендация бизнесу — трансформировать эту аренду в концессию, где четко закрепить целевые показатели улучшения качества услуг — с одной стороны, как публичные обязательства концессионера, с другой стороны — публичные обязательства власти и государства зафиксировать тарифную формулу, которая неизменна на весь срок концессии. Это принципиально важное достижение в том новом законодательстве, которое мы создали.

— Какое количество соглашений вы планируете заключить в 2016 году? Изменится ли эта цифра в положительную или отрицательную сторону?

— Прогнозы в наше непростое время — вещь неблагодарная. Я могу лишь сказать, что более пяти сотен конкурсов на сегодняшний день объявлены, и я очень надеюсь, что показатели концессий в 2016 году будут выше и с точки зрения количества, и с точки зрения инвестиций, которые они привлекут. Мы понимаем, что в условиях сегодняшних экономических реалий бизнесу очень непросто принимать инвестиционные решения. Но ЖКХ, в отличие от других сегментов экономики, с учетом нового законодательства стала одним из перспективных для вложений, для защиты своих инвестиций, поэтому я очень надеюсь — по крайней мере, мы делаем для этого все необходимое, — что в этом году концессий будет больше и инвестиций будет больше в ЖКХ. Мы для этого сделаем все возможное и невозможное. Но принимать решение об этом необходимо будет участникам рынка, власти региональные мы в безусловном порядке принуждаем все неэффективные унитарные предприятия вывести на конкурс для заключения концессионных соглашений.

— По поводу сложной экономической ситуации, в которую мы сейчас все попали: многие говорят о том, что у нас будет сокращаться госбюджет. Также понятно, что, вероятнее всего, сократят средства, которые выделяются на обновление фонда ЖКХ. В частности, параллельно с этим бизнес не так охотно будет инвестировать деньги в этой сложной экономической ситуации. Что-то будет изменено в ваших действиях в связи с этими факторами? В частности, программа капитального ремонта. Или вы будете продолжать осуществлять все по плану? Если да, то как?

— Давайте я поясню. На самом деле, к сожалению,  в предыдущие годы в федеральном бюджете особо никаких ресурсов на модернизацию ЖКХ не было. И мы добились, несмотря на экономические сложности, и в 2016 году запускается механизм как раз субсидирования процентной ставки по кредитам тем компаниям, которые берут кредиты на модернизация жилищно-коммунального хозяйства, и прямому финансированию части концессий в городах с численностью населения менее 250 тысяч человек. Более того, первый транш дается на подготовку соответствующего проекта. Буквально в конце декабря председатель правительства подписал соответствующее постановление, на эти цели у нас есть деньги в нашей подведомственной госкорпорации — Фонде ЖКХ — и мы это процесс запускаем. Поэтому на федеральном уровне поддержка, наоборот, появилась для того, чтобы снять некоторые риски с того бизнеса, который в ЖКХ приходит, в том числе поддерживать не только крупные муниципалитеты, но и решать проблему коммуналки в малых городах.

— Много бизнеса приходит в ЖКХ вообще?

— Бизнес пошел. Много или мало — очень оценочные понятия. У нас в 2015 году фактически появились два новых игрока на рынке. Если до этого исторически на рынке водоснабжения работали компании «Российские коммунальные системы», компания «Росводоканал», то в этом году появилась компания, которая в воду вошла — управляющая компания  «Лидер», которая стала инвестировать, и вот проинвестировали в водоканал города Волгограда. И сейчас активно ищут и другие проекты. Это компания «Мортон», которая занималась и занимается жилищным строительством, девелопер номер один в России, которая стратегическим направлением в своем развитии видит именно приход в ЖКХ. Несмотря на всю сложность принятия инвестрешений, тем не менее, в условиях кризиса ЖКХ — тот сектор, потому что спрос гарантированный и спрос внутренний, и он минимально зависит от экономических колебаний. ЖКХ в кризис — одна их самых конкурентоспособных отраслей для инвестирования. Поэтому мы надеемся, что все больше и больше добросовестных предпринимателей будет это осознавать, что появилось новое законодательство, оно даже нашими европейскими коллегами признается одним из самых либеральных сейчас для инвесторов, и в бизнес, в ЖКХ пойдут новые игроки, качественные, способные сделать жилищно-коммунальное хозяйство лучше.

— Есть, наверное, какой-то рейтинг в России по лучшим и худшим показателям состояния ЖКХ. Кто у нас на первом месте в этом рейтинге и кто у нас на последнем? У кого все хорошо на Руси?

— Проблемы на Руси есть у всех. Поэтому сказать, что у нас есть какой-то город или регион, где все идеально — это было бы неправда. Безусловно, в малых городах тяжелее, в областных центрах легче. В столицах субъектов все еще получше, но в столице нашей родины — понятно. За счет ее экономического потенциала еще лучше. Но наша задача сделать так, чтобы менялось жилищно-коммунальное хозяйство везде, не только в двух столицах, не только в городах-миллионниках, а везде. Еще раз скажу, это непростой процесс. Мы для этого как раз составили рейтинг действий регионов в части действий региональных властей по привлечению сюда добросовестного бизнеса, частного капитала. До этого мы заставили каждый субъект Российской Федерации утвердить четкий план действий в ЖКХ на три года вперед. И этот план стал условием получения федеральной поддержки на расселение аварийного жилья. Вы знаете, что мы успешно реализуем программу расселения аварийного жилищного фонда. И для того чтобы получить деньги, нужно было подготовить соответствующий план действий в сфере ЖКХ, и сейчас мы внимательно наблюдаем, как он реализуется. Поэтому я бы не стал выделять худших и лучших, исходя из целого фактора. Этот рейтинг у нас опубликован на сайте. Есть рейтинг активности субъектов в части изменения к лучшему жилищно-коммунального хозяйства, и именно за это им необходимо ставить соответствующие баллы либо оказывать какое-то негативное воздействие. Именно за действия властей, которые улучшают или ухудшают ситуацию в жилищно-коммунальном хозяйстве. В целом по стране план есть, он понятен, законодательство принято, задача каждого муниципалитета, района активно выполнять и максимально делать ЖКХ прозрачным и привлекать сюда добросовестный частный бизнес.

— Этот план изменений на ближайшие годы учитывает изменение экономической ситуации? Есть очень основательный экономический прогноз, что дальше будет только хуже.

— Прогнозы у нас разные. Независимо от прогнозов у нас есть задача реализовывать то, что мы наметили. Я вам уже сказал, что это не только российская история, это международная практика. В условиях любого экономического кризиса инвестиции в ЖКХ являются фактически страховочной инвестицией. Поэтому мы очень надеемся, что экономические трудности не повлияют на те задачи, те планы по модернизации жилищно-коммунального хозяйства. Мы не витаем в иллюзиях, мы прекрасно понимаем, что в условиях экономической конъюнктуры развивать отдельно взятую отрасль, мягко сказать, непросто. Именно поэтому мы ввели те механизмы дополнительной государственной поддержки, мы очень надеемся, что это нам не помешает. По крайней мере, мы все для этого делаем. Еще раз отмечу, что тот план действий, та стратегия развития ЖКХ, которая у нас есть, план, по нашим оценкам, несильно зависит от негативной экономической конъюнктуры в целом по стране. Мы на это очень надеемся, мы в это верим. ​

 

Фото: Коммерсантъ

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.