Нефть растет, а нефтяники все равно боятся. Источники Дождя о «революционной» ситуации в отрасли

Заметки
27 апреля
4 999
0

Цена на нефть превысила 46 долларов за баррель — это максимум с ноября прошлого года. По некоторым прогнозам, цены продолжат расти, но российским нефтяникам это не внушает оптимизма: например, «Роснефть» сокращает тысячу сотрудников из центрального аппарата, объясняя это стремлением к эффективности. Дождь выяснил, почему именно сейчас нефтяные компании наиболее уязвимы, и что стоит за массовыми увольнениями в крупнейшей нефтяной компании страны.

Браться за ум

«Роснефть» объявила о сокращении 20% сотрудников центрального аппарата (по данным источника Дождя, это около тысячи человек). Таким образом компания, по словам ее президента Игоря Сечина, «повышает экономическую эффективность и качество инвестиционной программы».

Высокопоставленный источник в «Роснефти» называет ситуацию революционной: «Сотрудники не понимают, что происходит. Вся верхушка меняется». Последний раз такие перестановки в компании были после прихода в «Роснефть» Игоря Сечина в 2012 году. Тогда кадровая текучка продолжалась больше года, вспоминает Михаил Крутихин, партнер консалтинговой компании RusEnergy.

Сейчас в «Роснефти» меняется руководство финансового блока, его возглавит Павел Федоров, работавший до этого в «Норильском никеле», министерстве энергетики и «Роснефти» в 2011 году. Собеседники Дождя, работавшие с Федоровым, очень высоко оценивают его профессиональные качества. От него ждут укрепления финансовой дисциплины, финансового блока, эффективного управления затратами, рассуждают собеседники.

Некоторые из опрошенных Дождем экспертов считают, что нынешние перестановки — это не просто имитация оптимизации, а реальная попытка исправить положение компании. У «Роснефти» есть острая необходимость в эффективных решениях.

Год назад «Роснефть» была самой закредитованной компанией России, писал РБК. По итогам 2014 года долг «Роснефти» из-за девальвации рубля вырос на 43% в рублевом эквиваленте и достиг 3,4 триллиона рублей. В 2015 году он незначительно снизился — до 3,3 триллиона рублей, следует из финансовой отчетности «Роснефти».

Такой большой долг образовался у «Роснефти» после покупки в 2013 году компании «ТНК-BP» за 55 миллиардов долларов. Аналитики Reuters писали в этом году, что «расходы компании могут выйти из-под контроля». В частности, аналитики Sberbank CIB обвинили «Роснефть» в «типичной ошибке игрока развивающегося рынка» — покупке активов на пике нефтяных цен и их продаже — на спаде.

Конец сказки

До сих пор российские нефтяные компании справлялись с падением нефтяных цен лучше иностранных конкурентов, в первую очередь — благодаря девальвации рубля и льготной налоговой системе, при которой основной удар от падения нефти приходился на государственный бюджет, писала Financial Times.

Такие льготы могут закончиться в ближайшее время. Глава Минэнерго Александр Новак объявил, что государство может увеличить налоги для нефтяных компаний ради балансировки бюджета. Обеспокоенность нефтяников вызывает и неопределенная позиция правительства по этому вопросу. «Ведомости» назвали вопрос повышения нагрузки на нефтяные компании «главной бюджетной интригой года».

По словам высокопоставленного собеседника Дождя в крупной нефтяной компании, краткосрочное падение цен ниже 30 долларов за баррель не очень напугало нефтяников, к таким колебаниям они привыкли и запас прочности позволяет их пережить.

Гораздо сильнее пугает цена 50 долларов за баррель в долгосрочной перспективе. Само по себе это было бы не так страшно: структура себестоимости российских нефтяных компаний делает их достаточно устойчивыми и к такому сценарию.

«При такой цене дефицит госбюджета будет слишком велик, а деньги, кроме как из нефтянки, государство брать нигде не умеет, и поэтому велики риски дополнительного роста налоговой нагрузки», — рассказывает источник.

Руководители нефтяных компаний не раз предупреждали правительство, что в случае роста налогов может снизиться уровень добычи. «Российские компании находятся на “беговой дорожке” — чем они больше, тем быстрее им приходится работать, чтобы только поддерживать производство на одном уровне», — говорил Рональд Смит, аналитик AT CITI. «Все зависит от налогового режима. Если они попытаются забрать слишком много, добыча нефти рухнет», — согласен Владимир Дребенцов, главный экономист BP по России и СНГ.

Нефтяники предупреждают, что из-за повышения налогов денег не будет не только на новые проекты, но даже на текущее бурение. Главным пострадавшим будет государство, но эффект оно почувствует не сразу.

«Чиновники это тоже понимают, но им настолько нужны деньги, что они готовы жертвовать будущим ради настоящего. При этом эффективная стоимость капитала для такого “латания” оказывается от 30% годовых и выше», — констатирует высокопоставленный источник в крупной нефтяной компании.

Снизилось и доверие отрасли к государству. Четыре года назад была принята методика расчета льгот для новых проектов, которая подразумевала снижение ставки экспортных пошлин для таких разработок на определенный срок. Теперь Минфин, ссылаясь на дефицит бюджета, считает предоставление таких льгот нецелесообразным, говорит источник. «Долгосрочная экономика у этих проектов нормальная, так что теперь, вложив миллиарды долларов под обещания разумных проектов, нефтяники никуда не денутся, будут с этих проектов добывать», — заключил собеседник.

Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.