Новости
11:02
Совладельцы «Альфа-банка» подали в суд в США на BuzzFeed
10:03
Полиция принесла извинения отцу задержанного в Москве ребенка
9:42
СК сообщил о гибели троих детей после пожара в жилом доме в Чебоксарах
1:30
Семейное безумие как главная тема: 10 лучших фильмов Каннского фестиваля. Седьмой выпуск дневников Каннского кинофестиваля
1:30
Семейное безумие как главная тема: 10 лучших фильмов Каннского фестиваля. Седьмой выпуск дневников Каннского кинофестиваля
1:16
«Хотели замазать «Гоголь-центр»: театральный критик и экс-замминистра культуры Москвы о показательной операции силовиков в театре
1:16
«Хотели замазать «Гоголь-центр»: театральный критик и экс-замминистра культуры Москвы о показательной операции силовиков в театре
0:54
«Что бы не происходило, во всем виноваты россияне»: как Москва стала главным козлом отпущения в американской политике. О смене риторики Трампа и поменявшихся взглядах демократов и республиканцев рассказывает американский советолог Анджела Стtнт

«Это был самый странный референдум Европы».

Эксперт «Карнеги» о греческом «нет»
Новости
6 июля 2015
551
1
Поделиться

Большинство греков проголосовали против предложений европейских кредиторов по сокращению расходов в рамках программы финансовой помощи по греческому долгу. Против предложения кредиторов проголосовали 61,31% избирателей, за — 38,69%. Греки отвечали на вопрос, готовы ли они принять условия соглашения, представленного Еврокомиссией, Европейским центральным банком и Международным валютным фондом на заседании Еврогруппы в конце июня. Эксперт Московского центра Карнеги объясняет, как Греция пришла к этому референдуму, и что будет со страной дальше.

Это был самый странный референдум Европы. Греки не просто по-разному ответили на один и тот же вопрос: «Должен ли быть принят план соглашения, представленный Еврогруппе 25 июня Европейской комиссией, Европейским центральным банком и Международным валютным фондом?» Они ответили на него так, как если бы вопросов было на самом деле два.

Опросы накануне референдума выяснили вот какую особенность. Те, кто отвечал «да, принять», и те, кто агитировал за такой ответ, считали, что это в действительности референдум по вопросу о том, остается ли Греция в зоне евро, и отрицательный ответ будет означать переход к собственной валюте. Те, кто собирался ответить «нет» и за это агитировал, были уверены и убеждали друг друга, что это референдум о новой версии кредитного соглашения, вот этой самой, от 25 июня, и если его отвергнуть, Европа никуда не денется и резво (Ципрас и его министры уверяют – «в течение 48 часов») предложит новое. Что это ультиматум европейских властей («терроризирующих», по словам министра Варуфакиса, «греческий народ»), который для народа дело чести не принять: не на тех напали.

Откуда Ципрас взял, что если не сдастся он, то сдастся Европа и будет новое, более выгодное соглашение, не вполне понятно: вероятно, из той же протестной логики «не дадут же они нам умереть с голоду у себя на глазах». Однако у обоих толкований референдума есть свои резоны. О том, что «нет» будет означать отказ греков от евро как собственной валюты, с разной степенью прямоты говорили министр финансов Германии Шойбле, ее же канцлер Меркель, глава Европарламента Шульц, глава Еврокомиссии Юнкер, его заместитель Домбровскис, глава Еврогруппы (совета министров финансов и т.п. стран еврозоны) Дайзенблюм; и даже итальянский премьер Ренци сообщил, что ему трудно будет объяснить итальянскому народу, почему господь велел терпеть итальянцам за евро, а грекам нет. То есть «нет» будет означать «нет евро».

Полностью статью «Греческий отказ. Как принести свой народ в жертву идее с его согласия и не проиграть» читайте на сайте «Московского центра Карнеги».

Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.