Вход / Регистрация
Смотреть прямой эфир
было в эфире 22:00 Собчак (12+)
было в эфире 23:00 Деньги (12+)
было в эфире 23:45 Здесь и сейчас (12+)
было в эфире 02:00 Собчак (12+)
было в эфире 03:00 Козырев online (12+)
было в эфире 04:00 Деньги (12+)
было в эфире 04:45 Здесь и сейчас (12+)
было в эфире 07:00 Козырев online (12+)
было в эфире 08:00 Деньги (12+)
было в эфире 08:45 Здесь и сейчас (12+)
было в эфире 10:45 Геофактор (16+)
было в эфире 10:55 Здесь и сейчас (12+)
было в эфире 11:00 Собчак (12+)
было в эфире 12:00 Здесь и сейчас (12+)
сейчас в эфире 13:00 Здесь и сейчас (12+)
скоро в эфире 14:00 твлетучка (12+)
скоро в эфире 14:30 Здесь и сейчас (12+)
скоро в эфире 15:00 Здесь и сейчас (12+)
скоро в эфире 16:00 Здесь и сейчас (12+)
скоро в эфире 16:05 BBC на ДОЖДЕ (16+)
скоро в эфире 16:10 Здесь и сейчас (12+)
скоро в эфире 17:00 Здесь и сейчас (12+)
скоро в эфире 18:00 ONLINE (12+)
скоро в эфире 19:45 BBC на ДОЖДЕ (16+)
скоро в эфире 22:00 Деньги (12+)
скоро в эфире 23:45 Здесь и сейчас (12+)
скоро в эфире 02:00 Деньги (12+)
скоро в эфире 03:00 ONLINE (12+)
скоро в эфире 04:45 Здесь и сейчас (12+)
Смотреть полную версию

Элла Полякова, «Комитет солдатских матерей»: «Госпитали переполнены на юге и в Ростове-на-Дону»

Сюжет: Что случилось с российскими десантниками. Все материалы Дождя

Совет по правам человека попросил Следственный комитет расследовать гибель девяти контрактников. Соответствующая просьба появилась на сайте СПЧ.  Обращение составлено членами Совета при президенте России по развитию гражданского общества и правам человека Сергеем Кривенко и Эллой Поляковой. 

Они направили интернет обращение в Военно-следственное управление СК России с просьбой провести проверку указанной информации. Информация о гибели девяти военнослужащих поступила еще две недели назад.

Элла Полякова, глава организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга» и член Совета при президенте России по развитию гражданского общества и правам человека, прокомментировала Дождю эту тему. Поговорили о том, сколько получают контрактники, почему скрывают информацию о том, сколько пострадавших десантников и солдат-контрактников и где они пострадали, в какие госпитали поступают раненные военные и почему их увольняют «задним числом».

Казнин: Элла Михайловна, у вас какая-то новая информация появилась?

Полякова: К великому сожалению, нет. У нас просто другой много новой информации. В воскресенье я была в инфекционной боткинской больнице у новобранцев, несколько человек с менингитом, а много с ОРЗ были госпитализированы. Со слов ребят, около 300 человек заболело. Этим мы занимались три дня. Это академия Можайского в деревне Лехтуси в Ленинградской области.

По поводу событий раненные – убитые, мне известно где, в каком месте военнослужащие, контрактники офицеры. К нам поступила информация по поводу шалинской бригады, где очень много погибло в эти дни ребят. Мы с Сергеем Владимировичем Кривенко, с Людмилой Васильевной Богатенковой сделали запрос в Следственный комитет и во все компетентные органы с вопросом, что это такое, чтобы провели расследование и разобрались, где произошли этим смерти.

Кроме того, я знаю, что переполнен госпиталь в Ростове-на-Дону, переполнены госпитали на юге, причем в госпитале в Ростове-на-Дону, в лагерном госпитале находится тот контрактник, который обращался к нам, когда мы были в Чечне, в Грозном, когда у нас было выездное заседание президентского совета, и вот эти контрактники к нам обращались. Они уже побывали в Крыму…

Монгайт: А с какими вопросами они к вам обращались?

Полякова: Там только контрактники одни. Они обращались с нарушениями их социальных прав и служебных, то есть не соблюдался закон о ветеранах, не соблюдался закон о воинской обязанности, закон о социальной защите военнослужащих.

Монгайт: И вот они где-то оказались в районе боевых действий, и сейчас они находятся в госпитале?

Полякова: Да. И сейчас один из них в госпитале.

Монгайт: А вам удалось с ним пообщаться каким-то образом? Вы выяснили, где он пострадал?

Полякова: Пока нет. Мне сегодня только сообщили, у меня даже ни минуточки не было, чтобы с ним связаться. Но я надеюсь, что он электронное письмо пришлет.

Монгайт: На ваш взгляд, каким образом Министерству обороны и другим важным властным органам удается скрывать информацию о том, где такое количество военнослужащих пострадало?

Полякова: У нас Министерство обороны очень многому научилось, исправило ошибки. Какие потери были у нас в чеченских войнах, и общество было информировано. Пока мы сами молчим, пока мы сами не разбираемся, это и происходит. Но сейчас феномен новый. Вроде бы те дагестанцы, которые подписывали контракты, и им платили по 250 тысяч рублей, за деньги они отправлялись туда. И когда я разговаривала с той же Людмилой Васильевной Богатенковой, я говорю: «Почему они соглашаются идти на смерть?», она говорит: «Вы знаете, там безработица. До конца контракта надо еще два года дожить, а еще сына надо поднять». Вот эта экономическая неприглядная ситуация толкает людей в такие ситуации.

Монгайт: Очень интересно, мы впервые слышим эту существенную цифру. Вы не знаете, это был единый платеж за все время их службы или это ежемесячная зарплата?

Полякова: Я думаю, что это разовый платеж, но у меня документальных доказательств нет, пока только свидетельства Людмилы Васильевной есть на эту тему. Но самое неприятное, и тут нам надо вместе разбираться, встретиться с ранеными, живыми людьми. Когда они возвращаются раненые или какие, их задним числом увольняют, чтобы не было никакой социальной ответственности перед ними и перед семьями. Вот это страшная история. Потому что документально ни один из них не может подтвердить, что он где-то участвовал в каких-то боевых действиях. Россия войну не ведет, никаких боевых действий нет, они считаются на полигоне. Где? Предположим, в Белгородской области.

Монгайт: А откуда к вам попала информация про раненых, которые попали в питерский военный госпиталь, вот эти 100 человек? Откуда информация?

Полякова: Сегодня я разговаривала с мамой, которая обратилась к нам уже недели три назад. Он в Пскове во Владимирском лагере, там есть такая воинская часть 6-ой армии, и он был на полигоне. Его права очень серьезно там нарушали. Мама к нам обратилась, и мы вместе с командованием все-таки вернули этого мальчика во Владимирский лагерь именно из Белгорода. Я знаю, что там много нарушений. Но когда у нас была встреча с министром обороны Шойгу, было подписание совместного договора с президентским советом, то тогда мы предложили поехать в эти лагеря.

Монгайт: А как вы узнали про раненых, которые попали в питерский госпиталь, про эти 100 человек?

Полякова: Этого я не знаю. Это проблема дезинформации, непонятной ситуации у нас с нами, потому что я этой информацией не располагаю. А вот с этим вопросом ко мне обращаются журналисты, и вы в том числе.

Монгайт: Вы будете каким-то образом расследовать, существуют ли эти 100 раненых?

Полякова: Обязательно.  

Фото: polit.pro

Также по теме
Пограничник подорвался на боеприпасе в Ростовской области

Пограничник погиб в Ростовской области, подорвавшись на боеприпасе, передает в пятницу, 19 сентября, ИТАР-ТАСС со ссылкой на официального представителя регионального пограничного управления ФСБ Николая Синицына.

На границе с Украиной задержан застреливший сержанта срочник

В Ростовской области рядовой срочной службы застрелил из автомата сержанта и скрылся вместе с сослуживцем в лесу. Как передает «Интерфакс» со ссылкой на местных силовиков, вскоре они были задержаны.

Министерство юстиции России внесло в реестр некоммерческих организаций — иностранных агентов правозащитную организацию «Солдатские матери Санкт-Петербурга» и фонд «Институт развития свободы информации», сообщает РИА Новости со ссылкой на сообщение ведомства.

Российские военные погибают и попадают в плен на границе с Украиной и на территории Украины. Россия и Украина обсуждают судьбу российских десантников, попавших в плен, и договариваются об обмене захваченными военнослужащими. Скрывать раненых и погибших невозможно, хотя официальных данных и заявлений по этому поводу нет. Комитет солдатских матерей России говорит о переполненных госпиталях на юге страны, в разных городах России проходят тайные похороны российских военных. Что происходит? Почему погибают российские военные? Какую роль на этом этапе российская армия играет в украинских событиях? 

Круглый стол

Корреспондент Дождя Тимур Олевский встретился в Костроме с матерями десантников, которые попали в плен в Украине. Они рассказали, как собираются вызволять своих детей из плена, о том, что военное командование России не информируют родственников о судьбах военных, как родители случайно узнают о судьбах своих детей на украинских сайтах.

Здесь и сейчас

Некоторых солдат насильно отправляют на территорию Украины воевать. Об этом сегодня, 27 августа, Дождю рассказала глава союза Комитетов солдатских матерей России Валентина Мельникова. По её словам на украинскую территорию сейчас отправляют не только контрактников, но и тех, кто проходит службу на срочной основе. И, по словам Валентины Мельниковой, все это напоминает войну в Афганистане.

Здесь и сейчас

Председатель Костромского отделения «Комитета солдатских матерей» и родители задержанных в Украине десантников обратились к президенту России и министру обороны с просьбой содействовать их освобождению.

Совет по правам человека попросил Следственный комитет расследовать гибель девяти контрактников. Соответствующая просьба появилась на сайте СПЧ.  

Здесь и сейчас

С нами на связь вышла Лидия Свиридова, глава саратовского отделения Союза Солдатских матерей, которая сегодня провела пресс-конференцию с матерью саратовского десантника, который также пропал и не выходит на связь после учений.

Здесь и сейчас




Комментарии (2)

Комментарии доступны только покупателям статьи и подписчикам

Дождь в соцсетях
Телеканал Дождь на twitter Телеканал Дождь на facebook Телеканал Дождь на youtube Телеканал Дождь на livejournal Телеканал Дождь вКонтакте Телеканал Дождь в Одноклассниках